Так надо работы или не надо работы

У нас теперь газеты ругают правительство, за то, что рабочие вакансии не заполнены. Работать, типа, некому. Поля стоят не кошены, не сеяны. Не, ну с полями – это конечно поэтическая метафора. Либо гипербола. С полями-то все в порядке. Но вот какая-то это все игра ближе-дальше, а в точку-то и не попасть.
Давно ли все вопили, что нет работ, надо создать работы. И Дональд все хвастался, как он работы создает. Меня всегда удивляла такая постановка задачи, если честно. Мне все вспоминался фолкнеровский рассказ, по нынешним временам жутко неполиткорректный, Красные Листья. Начинается он с того, что идут по лесу индейцы и ругают негров. Collapse )

В заграницы

Собираюсь в гости к канадским друзьям на день рождения. После двухлетнего перерыва. С толком, с чувством, с расстановкой. Загрузить ArriveCan. Затарить туда справку о вакцинациии и адрес. Сделеть PCR тест за три дня. Получить QR код. Всю эту хрень распечатать. Тихо надеятся, что у пограничников будет хорошее настроение, т.к. в принципе они имеют право развернуть любого на границе без всякого объяснения.
Вот ведь блин. А ехать-то всего-то полчаса – это включая переезд через границу.
Мелким говорю, ребята, сорь, я вас не возьму. Делать три теста – это задолбаться, а главное, в вас вакцины этой чертовой нет. Без вакцины там надо как-то оч сложно на уши встать, и это все равно не поможет. Так что ничего, переживете, закажете себе пиццу.
Вот кто бы мог два года назад представить себе весь этот дурдом.

А вот писатели любили ученых

Может и напрасно. Я все тут вспоминаю Колыбель Для Кошки и Роковые Яйца. Два фантастических романа. Понятно, наверное, почему сейчас.
Герои Воннегута и Булгакова чем-то схожи. Они занимаются своей научной проблемой и не замечают прочего мира от слова совсем. Правда, у профессора Хоникера есть жена и дети, про которых он все равно не помнит, а у профессора Персикова семьи нет – что и к лучшему. Профессор Хоникер открыл новую кристаллическую форму воды, вариант льда, который не тает при комнатной температуре. Профессор Персиков открыл новый животворящий луч. В конце романа Воннегута вся планета превратилась в большую льдину, а население вымерло. У Булгакова все не так страшно: пострадал только один район, поскольку гигантских змей и кур, выращенных при помощи луча, оказалось не так уж много.
Вообще, интрига Воннегута абсолютно нереалистична: Collapse )

Ностальгия

Сегодня каталась на велике по осенним паркам, смотрела печально на мичиганские березки.
Старший ребенок звонит, говорит, слушай, я тут распечатал форму из русского консульства. Чтоб новый паспорт. Ты поможешь мне заполнить? Я ничего там не понимаю. Да заполнить-то можно, говорю. Collapse )

Два прибавить или два отнять

Как-то все уже стали забывать про Афган и про то, как сдрапали роняя тапки – другие пошли заботы. А Джо объяснил конгрессу, почему было никак иначе, и как-то его вдруг поняли. Объяснение его напомнило мне старый анекдот.
Пошел мужик в реку купаться – и вдруг его хватает водяной за ногу, да и говорит: отвечай, два прибавить или два отнять. Мужик пытается вырваться, и так и эдак, а водяной все не пускает. Говори, два прибавить или два отнять – тогда отпущу. Ну мужик решил, прибавить – это же лучше, чем отнять. Ладно, говорит, два прибавить. Вылезает из воды, глядит – Collapse )

О бренности бытия

Вот как собираюсь я чо-нибудь запланировать вперед лет эдак на несколько – так сразу и вспоминаю своего соседа Рафаеля. Он был классный – красивый, обаятельный, великолепно сложенный, дружелюбный и жутко богатый – по крайней мере, по моим масштабам. Называли его все не Рафаэль, а Куко. На нашем полу-сумасшедшем латинском острове каждого называли как-нибудь не так. Меня вот называли Ляруса. А его Куко – это значит огурчик.
У Куко была очень красивая жена, Моник, которая еще и классно одевалась – каждый день по новому – и я на нее глядя каждый раз думала, что надо б мне собраться и подтянуться – в общем, она для меня была типа путеводной звезды. А еще пацаненок Павло, который, собственно, нас и подружил – ну, т.е. он подружился с Браеном. А может Браен с ним подружился. Браен всех любил и со всеми дружился-общался. Сложность заключалось в том, Collapse )

Ну, это полный трэш, если честно

Народ, вот видел кто-нибудь эту заметку: https://theintercept.com/2021/09/23/coronavirus-research-grant-darpa/ ? Если кому-то лень читать, это про грант, который был подан в 2018 в американское агентство ДАРПА, которое финансирует исследования связанные так или иначе с обороной. Грант про корону.
Я не поленилась, открыла этот грант и прочла от корки до корки. Интересно же. Люди старались, писали. Финансирования этот грант не получил. Подлинность гранта не вызывает никаких сомнений. Просто потому что ни один из со-авторов его подлинность не опроверг. Хотя их запросили. Но они все завязали рот веревочкой. Подозреваю, что на другую веревочку они повесили трусы сушиться. ДАРПА в ответ на запрос сказала, что не имеет права обнародовать инфу о том, кто к ним посылал заявки на деньги. Так что спрашивайте авторов, сказала ДАРПА. Но при всем при том, сказала ДАРПА, мы никогда не финансировали Институт у Ухане. Что ничему и не противоречит, поскольку заявка финансирования не получила.
Ага, там в числе соавторов летучемышиная Ши, Collapse )

Как-то грустно

начался урок кайтбоардинга. Инструктор говорит, слушай, ты подождешь пять минут – меня тут помошник подвел. Мне надо отправить тут клиентов на джетски – это помошник должен был сделать, но он вот изчез и не дозвониться. Буквально пять-десять минут. Да нет проблем, говорю, отправляй их спокойно, я посижу тут посмотрю на залив. В общем, спустил Ед джетски на воду, проинструктировал население – тут подходит его гёрлфренда, дозвонившаяся, наконец, помошнику. Он, говорит гёрлфренда, в госпитале. Дышать он не может. Вот поэтому было и не дозвониться.
В общем, мы все расстроились. Нет, ну я все понимаю. Но нестарый мужик, живущий на океане в теплом климате занимающийся водным спортом. В конце лета. Потому что тут вполне себе лето, и вода теплая. И не просто на океане, а на косе, с одной стороны – прибой, с другой стороны залив. Тут пропитались все морскими брызгами. И вот последнее, чего тут ждешь, это что кто-то в госпитале не может дышать.
Однако слово «ковид» так никто и не произнес. Северная Каролина, блин, республиканский штат. Умрем, но не сдадимся. Ковида нет, это просто человек попал в госпиталь прям с моря в конце лета – и там он почему-то задыхается.
Ну, а потом классно так покатались. Жизнь-то продолжается.

Папины байки

МакЛир, он тут теперь стал известным, интервью с его сыном даже печатали. А в начале 70х он к нам в институт работать приезжал. Ну и вот, вызывает меня начальник первого отдела. Этот американец, говорит. Collapse )

Где там чего отрезали

Смотрела я как-то в детстве кино. Как сейчас помню, в кинотеатре Максим на Ланском шоссе, тогдашнем проспекте Смирнова. Там про мальчика было, заверченный какой-то приключенческий сюжет, в какой-то восточеой стране. И был там отрицательный герой – естественно. Он там как-то скрывал и прятал от всех свою отрицательность, но в конце его опознали. По отрезанному уху. Сюжет типа истории Атоса – в этой стране, где происходило кино, так наказывали за воровство – отрезали либо руку, либо ухо. Из кино меня папа встречал, и я взахлеб рассказывала, как там было чего в кино, и вот я дошла до этого места – а папа говорит, но это ведь совсем не одно и то же – руку отрезать или ухо. В общем, чуваку отрезали ухо, и он это ухо прятал под волосами – т.е. он не ухо прятал, а его отсутствие. Ну а мальчик, герой кино, этого чувака как-то опознал – и вот ему прелюдно волосы откинули – а уха-то и нет. А если б отрезали руку, так все было бы более очевидно – но тогда не было бы того кино. В общем, это я к тому, что вот я теперь, кажется знаю, в какой стране происходило дело.