March 19th, 2020

Таки полная ж

Во первых, я подцепила-таки, похоже, эту корону. По дороге в Мексику, надо думать. На четвертый лень по прилету засаднило в горле, а потом начался легкий сухой кашель. Это на море и солнце, на минуточку. По дороге домой кашель был уже весьма заметный, так что я изо всех сил дышала, чтоб меня с самолета не ссадили и домой пустили. А по приезде домой повело и закачало – здрасте вирус. С тех пор так и качает. Потом кто-то вставил мне напильник между солнечным сплетением и горлом. Таких напильничков у меня не было уже лет тридцать – со времен курящего студенчества в промозглом Питере. Теперь по ночам просыпаюсь от нехватки кислорода. Напильник, правда, убрали, но напихали наждак в районе диафрагмы. Но ничо, живая вроде. На работу даже хожу – там все равно нету никого. А чего еще делать. Вокруг пустота. Даже кофе не выпить – только с собой дают, в бумажном стаканчике. Пустой, скучный, дождливый город.
Школы нет, бейсбола нет, футбола нет. Мелкие поехали с папой навещать каких-то родственников и знакомых кролика. И то слава богу. А я гляжу в окошко и думаю – какая у нас хорошая была жизнь. А мы... не то что б не ценили, но как-то не задумывались. Что все это можно вот так вот взять и забрать. Кафешки, секции, тусовки...
Универ закрывают поэтапно. Сперва студентов распустили. Потом предложили разойтись всем желающим сотрудникам. И вот теперь дошло дело до вивария. И это уже катастрофа. Велено пометить несколько самых ценных и важных мышек, а всех прочих порешат. Вот ведь блин. Куда ж я потом без мышек.
На апрельские каникулы собирались в Большой каньон. Следим за каньоном – пока на месте. Ну, все ресторанчики внутри и всякие экскурсии там позакрывали – это ладно. А въезд пока открыт, чтоб народ хоть гулял. Вроде логично – в каньоне места много, кучковаться там не нужно. Если въезд не закроют - так поедем.
Народ, а у вас как, чего накрылось?