April 21st, 2020

Больше всего на свете я люблю

когда мне надо что-то делать, а я сижу и этого не делаю. Вот сижу я тут на карантине, и надо мне оканчивать статью. Я с утречка встала и сказала себе – вот прям щас. Пробежалась к озеру. Позавтракала. Проверила почту. Отправила задачу на суперкомп. Проверила, сколько там у нас в штате сегодня заразилось, и когда уже наш губернатор выпустит нас на травку. Сделала латте с бутербродиками. Вытащила мелких погулять и пострелять из лука. Сделала гуляш с морковкой. Всех накормила. Залезла в ЖЖ. И все прям так в кайф. Потому что ничего этого мне нельзя, а можно мне только доканчивать статью.

И все же он сбежал из лабы

Ну как сбежал – заразил своего хозяина.
Вообще-то, в работе с вирусами ничего необычного нет. С вирусами сейчас имеют дело почти все биологи, даже те которые ни вирологией ни болезнями не занимаются. Заражение вирусом – это очень мощный способ внедрить в организм какой-нибудь белок, которого там не хватает. Красота этих методик в том, что мы полностью контролируем то, что запихиваем в геном.
Большей частью народ работает с вирусами самодельными и не ведущими к заболеваниям. Поскольку эти самодельные вирусы там в организме не размножаются, а делают что-то другое – то, что им велели.
Зачем в Юханьском институте Вирологии понадобился именно вирус летучей мыши – ХЗ. Как я на понимаю, они изобрели какую-то новую методику, которая позволила им этот вирус открыть. Вот лучше б они его закрыли. Открыли они этот вирус в 2018, опубликовали в открытой печати в 2019, а вот закрыть... ну да, кто-то из них плохо закрыл виалу.
Не знаю уж, досталось им там в лабе на орехи или не досталось. Китайское правительство долго что-то лепетало про уханьский рынок, на котором никто и никогда летучими мышами не торговал. Ну кому, право слово, может понадобиться летучая мышь.
В общем, человечество всегда подозревало, что рано или поздно кто-нибудь сбежит из пробирки. Всякие там ученики чародеев... голем, вышедший из-под контроля... джин из бутылки... Франкенштейн... Ну и наконец, булгаковские роковые яйца, которых слямзил у растяпистого профессора Персикова жидо-советский комиссар в кожанке. И во всех этих фантазиях был, все же, размах. Гиганские змеи и бройлерные циплята с дом – это я понимаю, в этом есть громадная и чем-то даже прекрасная жуть. Но сбежавший респираторный вирус, засадивший по углам все человечество земного шара? Ах, как это мелко, господа.