March 12th, 2021

Стибрить идею

Оч интересно тут у Эволюции обсуждают интеллектуальную собственнось – для разнообразия вместо любви. Читаю и вспоминаю ребенкин велик. Ну, тот который сперли. У школы. Хороший велик, нестарый еще совсем. Алекс, говорю, так пристегивать же надо. Ты что ж, говорю, оставил велик на ночь не на цепи. И вообще, зачем на ночь оставил. Я, говорит, на цепи. Правда цепь к проволоке только пристегнул. Ну и вот. К проволоке. Катайся пока на старом, говорю. Проникайся, типа. Нет, я могла сказать, что это за люди, которые прут велики. Я могла спросить, почему они не покупают свои. Но смысл? Это люди, которым хочется велик. Они не покупают свой, потому что у них денег маловато. Они сперли наш, потому что он не пристегнут. Почему люди стибрили идею, терминологию, образы из блога – и монетизировали, как сумели. Ну, потому что велик же не на цепи. И это хороший велик, на нем можно ездить. Или вот пишет препод – она хочет стибрить учебный курс и базу студентов у компании, на которую работает, и открыть с этим всем свой бизнес. Это непристегнутый велик, на котором тебе, к тому же, дали покататься. А его хочется угнать. Так делают? Да сплошь и рядом. И задают себе при этом один только вопрос: догонит хозяин или не догонит. Это же будни: вот кто-то открыл стартап и нанял работника. Вот через пару-тройку лет это работник отпочковывается, строит свой стартап на той же идее и активно переманивает клиентов. Хорошо это? Ежедневно. В этом есть, наверное, свой кураж – угнать велик. Особенно если знаешь, что хозяин вполне может догнать и накостылять по шее. Я велики не угоняю, мне интереснее свой собрать. Правда он, зараза, все чот разваливается. Но личности, гоняющие на чужих великах, как-то не вызывают у меня возмущения. Ну, потому что личностей этих вокруг так много, а велик же был не пристегнут. А они его уже смазали, привесили сбоку бантик и считают своим. Ну и потом оч может быть, что и прошлый хозяин велика его тоже где-то угнал. Я так думаю, у меня профдеформация. У нас в ходу фразочка: ”ideas are cheap”, в смысле, идеи дешевы. Хотя казалось бы, ученые так говорить не должны. Но вот так.

И не надо мне про социализм

Вот скажешь нашему человеку слова «базовый доход», а из него сразу же: «социализм!», «совок!». Ну какой же это совок, граждане. Я, кстати, ни разу не любитель ни совка, ни совкового социализма. И да, я даже за то, чтобы этими словами детей пугать. Но если уж пугаешь ребенка монстром, то надо ж представлять себе, какой это монстр из себя. Какой он был из себя.
Вот помнит кто-нибудь, за что приговорили к заключению Иосифа Бродского? Ну не за стихи же. Никакой антисоветчины он не писал. Он в своей стране хотел жить, и относился к ней достаточо лояльно. И на рожон не лез. А не печатали его потому что... А кого собственно печатали. Ну да, он партию и правительство не проставлял. Но это ж не уголовщина, вроде бы, если ты кого-то не прославляешь, да? Так по какой статье? А за тунеядство.
Это было уголовно наказуемо. Не работать. Ну, т.е. женщинам было, так и быть разрешено, женщина – это все же друг человека. Если женщина с детьти, да муж ее содержит, то ладно. Но человеку? Да без трудовой книжки? Колыма! Ну, не то чтобы вот прям вот так вот всех без трудовой книжки сразу брали и сажали. Но могли. В любой момент. Совеские законы были тем и хороши.
И не то чтоб Бродский прям вот так бездельничал. Он стихи, вообще-то писал. А кроме того, он еще и подкалымить иногда куда-то ездил. Ну, чтоб на кофе хватило. А так он просто жил очень скромно. Ну, и друзья его были всегда рады подкормить – все же если ты Бродкий, то тебя многие хотят к себе в гости. И вот, казалось бы, какое дело государству.
А на суд согнали пролетариев, и они читали все по бумажке: «Бродского я лично не знаю и стихов его не читал. Но, как рабочий человек, я его осуждаю».
И вот это и есть тот самый монстр: «не знаю, не читал, но осуждаю!». И Колыма, и Магадан, и стройки на костях, и зашуганность, забитось, и нищета. А ни разу не базовый доход и не социальные защиты. Которых просто не было. От слова совсем.