matsea (matsea) wrote,
matsea
matsea

Categories:

Сентябрь. Дэдлайны прилетели

Время писать гранты. Время просить деньги и время собирать деньги. Хороший грант требует ясной логики и умеренного цинизма. И каждый раз, отмеривая дозу цинизма, я не устаю благодарить своих школьных учителей. Это они...
Любимым моим школьным предметом была литература. Она давала возможность выйти перед классом и эмоционально прочитать стишок, либо просто потрындеть – выпендриться. Ну, и сочинения. Процесс письма, правда, давался мне тяжело, и почерк был отвратным. Кажется, я переученная левша – это я открыла, играя в бейсбол со своими пацанами – мячик, посланный левой рукой, у меня таки летит. Тут же всплыла в памяти воспитательница младшей группы, докладывающая маме о моем неадеквате – ложку и кисточку ваша девочка держит в левой руке! Баталии с воспитательницей окончились паражением, девочка взяла ложку в правую руку и была признана адекватной, а шизоидный почерк остался. Училки русского меня любили несмотря - мягко журили за почерк, а сочинения зачитывали классу вдохновенно и с придыханием.
Краегульным камнем моего развития стало сочинение по Капитанской Дочке. Обрисовав наскоро канву, я пересказала близко к тексту пугачевскую притчу про ворона и орла. Притча гениально многопланова, как и весь Пушкин. В школе ее доносили в том ключе, что лучше прожить жизнь короткую, но яркую. Типа, орел, пьющий свежую кровь, живет недолго. Вообще-то, можно было бы раскрыть и другой план этой притчи, состоящей в том, что от хищной птицы человек отличается, и питаться свежей кровью ему не пристало. «Не дай Бог увидеть русский бунт, бессмыссленный и беспощадный» - этот план не освещался. Пугачева сравнивали с героями-революционерами. Небезосновательно – их и впрямь роднило пристрастие к свежей человеческой крови.
И вот, настроившись на нужную волну, я окончила свое сочинение на вархнем ля: «И долго еще орлы взлетали по одиночке и гибли, пока наконец не объединились в мощную стаю и не полетели создавать свое свободное орлиное государство».
Я перечитала последнюю фразу и почувствовала подъем и легкий звон в ушах. Эти ощущения показались мне подозрительными. Я решила показать сочинение подруге – работа была домашней. Подруга прочла до конца, посмотрела на меня внимательно, качнула головой и сказала: «Ну это знаешь... Ты по моему здесь уже слишком».
Наше с подругой отношение к свободному орлиному государству имело одинаковый знак, но отличалось по величине. Подруга была девочкой из хорошей еврейской семьи. Её предки-инженеры жили-поживали, надеясь нажить добра, а общественность пыталась рассовать их куда-то по дальним углам, чтоб сидели и не высовывались. Одного из родичей достало, он вспомнил про историческую родину, но рванул, конечно же, через Вену и Рим – за океан. И там его тут же взяли под крылышко Белл Лэбс, пригрели и полюбили, внедрили всякие его изобретения, которые дома почему-то нах никому не сдались - и разрешили наживать добро. От него приходили в письмах цветные фотки, на которых его дети, одетые в разноцветное и интересное, были сняты на фоне тыкв со свечками внутри. Мы рассматривали тыквы, курточки и машины, а за окном был грязный питерский двор под мокрым снегом. Не сказать, чтоб мы жили так уж плохо. Просто мы жили в черно-белом кино. А они в цветном.
В отличие от подруги, я была полукровкой - дитем сумбурного клана, в котором потомки раввинов и витебских менял с завидным упорством роднились с семьями антисемитов. Члены моего беспокойного семейства не сходились во мнениях никогда и ни в чем, за исключением одного только пункта. Этим пунктом был вопрос о роли Коммунистической партии в жизни Советского государства.
Как бы там ни было, я не послушалась подруги и сочинение менять не стала. Отчасти потому, что было лень переписывать - процесс письма перестал быть для меня болезненным только с появлением клавиатуры. За сочинение я получила 4, что было весьма необычно – по лит-ре мне ставили 5 без вариаций. Пояснений к оценке не было – подозреваю, что учительница мягко давала мне понять, что все хорошо в меру, и к цинизму это тоже относится.
И вот, усвоив сей урок, я объясняю благородному научному собранию, по каким таким причинам федеральное правительство должно отвалить лимон на мои научные прожекты. Я аккуратно дозирую цинизм, придерживаю лошадок: рысь облегченная – не надо галопом.
Tags: С чего начинается Родина
Subscribe

  • И штоб никаких паспортов!

    Парламент штата собрался с целью ввести законопроект, запрещающий правительству штата вводить или как либо поощрять вакцинные паспорта. Правительство…

  • Шовин и Флойд

    Беда в том, что оба мужика отъявленные отморозки. Один – рецидивист и нарик, отсидевший за вооруженное ограбление и имевший до этого пару-тройку краж…

  • Но это же нечестно!

    Вот уже почти год мы тут ходим все в короне, так что можно воскрестным утром полениться в постели да порассматривать цифирь. Флорида. Никаких…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • И штоб никаких паспортов!

    Парламент штата собрался с целью ввести законопроект, запрещающий правительству штата вводить или как либо поощрять вакцинные паспорта. Правительство…

  • Шовин и Флойд

    Беда в том, что оба мужика отъявленные отморозки. Один – рецидивист и нарик, отсидевший за вооруженное ограбление и имевший до этого пару-тройку краж…

  • Но это же нечестно!

    Вот уже почти год мы тут ходим все в короне, так что можно воскрестным утром полениться в постели да порассматривать цифирь. Флорида. Никаких…