matsea (matsea) wrote,
matsea
matsea

Category:

Детройт встает с колен

При упоминании Детройта народ спрашивает: «а что, у вас там еще люди живут?». Вообще-то да. Мы тут живем. И нам где-то повезло – мы застали интересное время в интересном месте. На глазах у нас Детройт решительно вылезает из жопы. И процесс этот происходит ни разу не сам собой.
Несколько слов о том, как он, собственно, в эту жопу попал. И откуда.
Лет сто назад Форд построил в Детройте автозаводы и свистнул «все сюда». Негры ломанули из южных штатов в райские кущи – работать на конвеерах. Те, что были посветлее объявили себя по дороге белыми и начали новую жизнь. Прочие продолжали ту, какая есть. Рабочие селились в центре города, в так называемых гетто. Формально они могли жить где угодно – но реально нет. Места в гетто им не хватало, городская канализация такую тьму народу не выдерживала, страсти кипели. Кончилось дело стычкой с полицией, из этой искры пошли по городу пожары, а когда они потухли, белое обеспеченное население снялось с места и свалило в пригороды.
Пригороды расцвели.




А город обнищал.



Считается, что это и было началом жопы, но старожилы говорят, что нет. Старожилы говорят, что в последующие лет 30-35 в городе было не так и плохо. Ну, были криминальные районы, а были районы хорошие. И дома новые строились, и театры, и автозаводы - постоили красивую линию небоскребов вдоль реки, General Motors, и большую часть университетского кампуса.

IMG_1033.JPGIMG_1032.JPG
Еще говорят, что жопа началась, потому что выбрали черного мэра. И это верно, но только на одну треть. Потому что в Детройте после волнений и пожаров конца 60х выбрали трех черных мэров, одного за другим. Собственно, первый из них был не более негром, чем Пушкин – одно только название, что черный. Однако же, увидев на экранах теликов пушкинскую шевелюру, остававшиеся еще в городе белые срочно сдрапали жить за городскую черту. Первые два мэра старались как могли – отстраивали город, чинили дороги, держали худо-бедно в узде криминалов – ну насколько позволял бюджет. А вот третий мэр пришел и распилил весь бюджет. И тогда, как рассказывают старожилы, настала реальная жопа.
Город стал гореть. Не весь сразу, а дом за домом. Горели эти дома примерно по той же причине, что и воронья слободка.
Допустим у вас есть дом. И дом это каждый год падает в цене. Он падает в цене, потому что школы в районе ниже плинтуса, а полиция не приезжает. А на чем ей приезжать, если у нее весь бюджет скоммуниздили? И у школ, кстати, его скоммуниздили тоже. И вот вам бы надо уехать и дом продать, только на дом ипотека, а цена дома упала так низко, что продажа дома ипотеку уже не покроет. Плохо, да?
Но! Дом застрахован. Тут застрахованы все дома, и на полную сумму покупки. Так что если дом сгорит, то... А пожарная команда в том же состоянии, что и полиция и школы - см. бюджет. А вокруг полно сомнительных личностей, которые за 20 баксов не то что чужой дом, а родную маму подоожгут. Ну и вот.
Кризис 2008го оказался всего лишь вишенкой на этом торте.
Но в Америке у правительства есть удивительное свойство. Его можно .... ????... переизбирать! И более того. Зарвавшееся правительство можно еще и посадить. Наш проворовавшийся мэр все еще сидит, но возможно скоро выйдет на свободу.
Новое правительство города пришло и осмотрелось. Вокруг была жопа.
Для начала, правительство решило не воровать. Полиция повеселела, обзавелась машинами и прочим необходимым - и пошла разыскивать криминалов. А криминалы взяли и свалили. Их можно понять. Вокруг была такая жопа, что и поживиться-то нечем. А тут еще и полиция. Нам оно надо, решили криминалы. Что в Америке городов больше нету – вон Чикаго рядом. И криминалы уехали в Чикаго.
Потом правительство посносило к ебеням все останки сгоревших, полуразрушенных и заброшенных домов. Правда некоторые были старые и красивые – их оставили.

Правительство уже не разбиралось, чье оно там. Либо хозяин должен был объявиться и навести у себя порядок, либо правительство продавало эту хрень с аукциона с начальной ценой $500. Вот так вот. Пятьсот баксов за участок под дом. В центре города. Покупателям правительство говорило: бумаги берите какие есть. Если придет судиться прежний владелец –разберетесь с ним как-нибудь. Если ничейный участок прилегал к чейному, сосед мог купить его за $100. Новые хозяева были обязаны на разводить бардак и стричь траву – ну хоть иногда. Если кто-то сильно не хотел стричь траву, он мог посадить пару кусты и поставить табличку, что у него тут эко-парк. Некоторые районы города превратились в степь да степь кругом.


Правительство осмотрелось и заметило, что это как бы уже и не город. Правительство собрало инвесторов на совет и спросило, чо делать-то будем. Инвесторы сказали: надо звать богему! Чего? – спросило правительство – это в смысле волосатых гейропейцев на свою голову??!! А вы знаете, что такое Greenwich Village? – спросили инвесторы. А вы знаете, сколько стоят там сейчас дома? Даже боимся представить – ответило правительство. А вы хотите, чтобы и у нас тут дома стоили так же? – спросили инвесторы. Да мы об этом только и мечтаем, ответило правительство. А вы знаете, кто жил в Greenwich Village пятьдесят лет назад? - спросили инвесторы. Ладно, уговорили, сказало правительство.
И они совместно разослали клич по арт школам и факультетам: приходите тетя лошадь нашу детку покачать. Выпускные классы арт колледжей привозили в Детройт за вдохновением. Богема чесала репу и говорила, ну это мы уже проходили. Мы вам сделали конфету из Greenwich Village, а теперь квартиры в Нью Йорке нам вообще не по карману. Мы вам сделали конфету из Сиэттла – и вот извольте радоваться, та же история. Вы нас эксплуатируете! Бизнесмены отвечали, да ладно, мы пушистые. Мы вам создадим все условия. Вы у нас в Детройте быстренько прославитесь и разбогатеете – и будет вам тогда сам черт не брат. И потом, куда вам деваться-то, собственно? В Нью-Йорке вам жилье давно уже не по карману – ну а теперь и в Сиэттле тоже. А таких цен на жилье, как у нас, вы вообще нигде не видели. Опять же, река, поток вдохновения. Приезжайте!
И богема приехала. Богема посмотрела на заброшенные здания фабрик.
IMG_2169.JPG
IMG_2169.JPG

После общения с богемой скучные кирпичные знания повеселели.




Потом богема забрала себе самый неприглядные кусочек города и стала в нем творить.
Это называлось Heidelberg Project.







Местные спросили, это чо, искусство? Мы так тоже умеем.



Богема ответила, ребята, вы ничего не поняли. И стала просвещать местное население. Население прониклось и даже вызвалось помогать и волонтерить. Приезжие приходили смотреть на этот цирк с конями, а полные пожилые негритянки вели экскурсии и объясняли суть современного искусства (к сожалению, их нельзя фотографировать).
Богема творила и открывала симпатичное лавочки с керамикой и всяким разным.





Среди богемы всегда есть народ, который просто хочет потусоваться. Любители тусовок пооткрывыли кафешки с еспрессо и капучино, а богема пришла туда со своими ноутами и села за столики.

Заходило и местное населения. Молодые негритянки громоздили задницы на барные стулья, заказывали айс латте с сиропами и сбитыми сливками, хлопали накладными ресеицами, надрывали пакетики с сахаром длиннющими яркокрасными ногтями. Заглядывал народ и поактивнее, спрашивал, а что, так можно? Уже можно открыть кафе в центре Детройта? И стекла не выбьют, и кассу не возьмут? Негры вспоминали рецепты новоорлеанских бабушек и покупали агрегаты для капучино. Богема приходила пробовать их пироги и говорила ням. Выпечку по рецептам бабушек разбирали как... ну да, как горячие пирожки. К концу дня богема съедала все до крошки, но так и сидела за столиками со своими ноутами и уходить не собиралась. Летом столики выставляли на улицу, и город становился живым.

Правительство радовалось, а инвесторы устраивали богеме выставки. Богема осваивалась и генерила идеи. «В здоровом теле здоровый дух», говорила она правительству - нужны парки и велодорожки.
Правительство привело в порядок набережную, и народ вышел гулять.
IMG_1031.JPG

Правительсво продолжало чистить бардак вдоль реки и объявляло почищенные территории парками.




В парках селились гуси и утки, а население ловило рыбку.



Чтобы все знали, что это парки, там вешали таблички.





А также ставили столики и грили для пикников.



Парки соединяли велодорожками.


Потом город вошел во вкус и замостил длинную велодорожку вдоль заброшенных рельсов. Богема постаралась, чтобы ездить по дорожке было интересно.










Потом город поставил для народа велики – их можно было брать и возвращать на разных стоянках, заплатив разумные деньги.



И народ поехал. Вот, к примеру, три дня назад. Еду я вечером домой на своем джипе – лед, на льду снежок, мороз -26. Для наших палестин -26 - это ЧП – школы закрыты, универ закрыт. И вижу я вдруг впереди два круга из огоньков – как будто велик с отражателями на спицах. Не может быть, думаю, в такой мороз. Подъезжаю – и таки блин. Темным вечером через темный Детройт едет черный негр на велике. Лед, снег, мороз -26. Еще раз, прописью: минус двадцать шесть. По цельсию.
Я знаю, город будет.
В общем, Детройт вылезает из жопы. Вот прям как птица феникс. В смысле, восстает из пепла.
Viva la vie boheme!
Tags: Континент держащийся на ковбоях
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 85 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →