matsea (matsea) wrote,
matsea
matsea

Categories:

Молитва за упокой

«Шваркнула она полотенцем об стенку - У меня корова не доена!». Еще и корова. Тетя Эля, волшебная крестная, светлая королева питерского детства, богиня красоты, мудрости и любви, как занесло тебя в деревенскую прозу. Слова красиво бегут по хорошей белой бумаге, лист не разлинован, а строчки прямые, ровный нажим. Очень любит тетя Эля аккуратность.
Тетя Эля детства – произведение городского искусства, появляется, как волшебное видение среди окраинных хрущевок, среди липкой слякоти во дворах, подростков с беломором, старушек в платочках. Девчонки провожают взглядом: «Твоя тетя?» Итальянские сапоги, пальто по фигуре, на макияж потрачено сутра минут сорок. Утренний тетин марафет – это процесс, а мы смотрим. Карандашиком-кисточкой уголок глаза удлиняется, рисуется тонкий треугольник. Ресницы расчесать. Губы обвести по контуру, потом середину. Пудра поверх крема. А духов нет – почему? Вся передача идет через зрительный канал, хеморецепции должного не отдали. Но запах косметики остался, тут тебе и крем для всех частей и всех слоев, и пудра, и помада. Цветовая гамма мягкая, без контрастов, без насыщенных тонов. Розовато-фиолетовый костюм, камея – белое на розовом в золотом ободке. Маникюр, светло-бардовый лак, ухоженные белые теплые руки. Корова у тети не доена.
От тети остались стопки исписанной белой хорошей бумаги, всё начала романов, а может и повестей. Тема все одна: развод, муж занят работой и друзьями, жена интересна и не понята, жена скандалит, шваркает об стенку различные предметы. Меняются обстоятельства времени, места и действия, заседания кафедры, ученые советы – первый муж был профессор, операционные, консилиумы – второй муж был врач, только неизменна гордая героиня, прочно занявшая место в самом центре вселенной. Да вот забредет еще в это интеллигентное ученое собрание ошалевшая и растерянная корова, явно приблудившаяся из брежневкой деревенской прозы, к тому ж еще не доенная.
А в деревне сходят с тети Эли макияж и истерия, вылезает живой человек из оболочки снобизма, задерганности и косметики. Потому и потянуло, что ли, к недоенной корове? В деревне тетю Элю обожают все бабушки, приходят говорить за жизнь, несут гостинцы – зелень, мед, сметанку. А тетин зрительный канал, настроенный на мягкую цветовую гамму, переключается с собственной персоны на окружающий мир – в вазе на столе ромашки с васильками, и о хеморецепции вспомнили – жасмин, сирень. К тете заходит на огонек ее будущий второй муж, они сидят за столом с сиренью. Племянница ловит взгляды будущего дяди, направленные на ее ноги и выше, их значение ей пока непонятно.
Тетин муж уверен в себе и практичен, он понесет тетю Элю на руках через недобрый питерский быт. Питер разливает и разжиживает слякоть, мокнут ноги в импортных сапогах, каблуки застревают в колдобинах. Питер бьет ветром на перекрестках со всех четырех сторон одновременно, и не удержать шарфик в правильном положении. И темнота, и не проглядывает солнышко, и огорчается и зеленеет кожа под кремом и пудрой. И жизнь идет, как черно-белое кино, а кому-то ведь выдали разноцветную киноленту с океаном и музыкой, и пьют они коктейли под пальмами, загорелые и веселые. Грустно и обидно!
А все вокруг говорят, что ничего этого и нет. Нет океана – его придумали. Нет и не бывает. А что бывает? А хрущевки, а низкие потолки, а пятиметровые кухни, да газовая плита, да прокисшие сырки, да непропеченые блинчики из домовой кухни – это все есть, да. И смотри, можно ведь сидение унитаза синей красочкой покрасить, и дырочку на колготках заштопать, вот так вот, аккуратненько, и оладушки пожарить, вон всего сколько! Не нравится? Ну ладно, сходи тогда в парке прогуляйся, через слякоть и мусор, вот и развеешься. А то в театр вечером, лишний билетик на входные. Да сядешь-то на хорошее место, там же битком пол-зала. Пьеска современная, проблемная. Своя семейная жизнь осточертела – ну посмотри на чужую на сцене, и она не сильно лучше. А в филармонию-то, в филармонию, на Стравинского! Мало ли, что слуха нет. Мы ж люди интеллигентные.
Вот корова-то и не доена, вот и гормональный дисбаланс. И идет складками лицо в импортной пудре, и плывет по нему синяя тушь, и вибрирует в застоялой хрущевке безобразный, злой, отчаянный и безнадежный крик. И летят по диагонали через кухню оладушки.
У тети трудный период – вот и второй муж исчез. Ну так сколько ж можно, право слово, со стенок оладушки-то соскребать. «В наших отношениях мне не все нравилось» - как зачарованная, повторяет племянница с теткиных слов причину развода, и родственники отводят глаза. Дядин роман с практиканточкой тетке не нравился, вот что. К тете можно заезжать в гости, она рада. У нее в доме водится сервелат, печеночный паштет, зефир в шоколаде - а у племянницы в студенческом холодильнике повесилась голодная мышь. Тетке хочется слушать про племяшкины романы – что ж, между двумя встречами всегда что-нибудь да случится, есть о чем порассказать. Тетя делится опытом: «Знаешь, если хочешь добиться серьезного, не спеши ложиться в постель». Племянница глядит на тетку огромными прозрачными глазами, осмысливает: «Почему? Серьезного... Зачем? Это ж неплохо и само по себе...» У нее рыжеватая грива, тонкая талия и длинные ноги. Ее сканируют в транспорте мужские взгляды, в час пик к ней пытаются прижаться. Если автобуса долго нет, она поднимает руку и ловит частника, денег за поезд с нее обычно не берут. Она улыбается рассеянно и очень обаятельно и расспрашивает мужиков про их жизнь.
«Нет. Так нельзя. Это точно. Так нельзя»- тетя твердо знает, что это точно. Любовные утехи – не развлечение, а способ добиться в жизни своего. Это точно. Тетя знает. «Тетяэль, а это не проституция, нет?» - этих слов племянница не произносит, прикусывает их на кончике языка, не дает им вылететь и озвучиться. Она уже прошлась губами по мужской плоти, почувствовала, сколько власти может быть в кончиках пальцев, ей во многом еще надо разобраться. «А зачем чего-то с кем-то добиваться, если в постели будет плохо?» - так можно спросить, так мягче. «Почему плохо? Может быть... просто... никак...» Никак! В постели может быть никак. Ты не доехала до конечной остановки, тетя Эля. Тебе под пятьдесят, два бывших мужа, и ты не доехала до конечной. Это открытие. Для племянницы смысл жизни состоит, пока что, в поездках до конечной, через все промежуточные станции.
Тетка все объясняет: «Я дарю себя» Племянница опять прикусывает, не выпускает слова: «Кому нужны такие подарки?» Она уже начала понимать, что взрослых надо иногда жалеть.
Особенно, если у них не пусто в холодильнике и если им можно в любой вечер позвонить:
-Тетель, я сейчас заеду?».
-Я не здорова, детка, лучше завтра.
Ладно... Чего это вдруг? Завтра... Стипендия послезавтра, в кошельке свернулся в трубочку последний рубль, его бы оставить на кофе. В холодильнике позавчерашний плавленый сырок впал в депрессию от одиночества, тараканы ушли ужинать к соседям. Может тетке все-таки надо чего-нибудь? В аптеку там, или за продуктами? Сыру голландского купить, хлебца бородинского, яблочек? И это все вдвоем потом за чаем... Дверь заперта, в ответ на звонок ни звука, совсем тетка расклеилась. Ладно, ключ свой имеем.
Этого же не может быть.
Тело ничком на полу, голова набок. Половина лица темно-синяя и в слюне. Ампулки вокруг стеклянные, этикеточки, барбитураты, инсулин, шприц. Где ж душа, когда отлетает, в какой момент? Человек, он же теплый, он столько всего умеет. А это на полу – нет. Человек же не может сам с собой такое сделать. Ни реакции никакой, ничего, только хрип, только один большой синяк вместо лица. Нет.
Этого же не может быть.
Где уж тут корову-то доить.
Никуда души самоубийц не впускают, так что они себе летают где-то сами, где им нравится. Им же не надо больше жарить оладушки на пятиметровой кухне. Они могут к василькам и к ромашкам, и к сирени, и лететь себе без всякой косметики. Они могут там остаться, в мягкой цветовой гамме, под неярким небом, рядом с колокольчиками и с иван-чаем, все в розовато-фиолетовом, и много-много времени и места.
И ласково мыча, и обмахиваясь хвостом, спускается тебе навстречу с холма коричневатая недоенная корова.
Tags: Попытка литературы
Subscribe

  • Нековид

    -И давно ты так кашляешь? -Да всю неделю, что у папы был. Это просто летняя простуда. Это не ковид. У нас вся спасательная команда в бассейне так…

  • Оне

    В университетской общей рассылке пришло предложение обновить профайл, поскольку теперь в новом профайле можно указать свое местоимение. Типа кто ты:…

  • От Джонсона повело конкретно

    Вчера ходила заряжаться Джонсоном – против университетского мандата не попрешь. Для начала заполняю там анкетку: Раса, Этничность: Хиспаник, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments