Category: коронавирус

Category was added automatically. Read all entries about "коронавирус".

Дельта говорит, что спасение утопающих...

А Израиль говорит, что у Файзера эффесктивность против заражения дельтой и слабых симптомов - 40%. Не, ну вы меня извините, конечно. Это уже как осетрина второй свежести. То бишь тухлая. В общем, это не эффективность, а ее отсутствие.
Но все не так плохо. Т.к. эффективность против серьезных симптомов и госпитализаций остается, и она по прежнему выше 90%. Т.е. можно уколоться и не болеть, этого никто не отнимает и не отнимет.
Но вот кой-чего все же нельзя. Нельзя уколоться и перестать быть разносчиком заразы, потенциальным переносчиком. Этого вообще нельзя перестать. Ну, т.е. можно, но только одним способом: при помощи белых тапочек.
В принципе, это вполне согласуется с тем, Collapse )

На работу как на праздник

Это теперь событие – я иду на работу! Это прям выход в свет!
А что одеть? Новые джинсы с лампасами? – ну как новые – куплены незадолго до начала ковида. Это точка отсчета такая – до ковида. Или после ковида. Лампасы чот слишком жизнерадостные для работы... ну, а куда еще-то я их одену. И вот эту вот почти новую рубашку в обтяжечку... ах, блин, к ней же бюстгалтер нужен. Но это так неудобно! Нафиг, попросторнее что-нибудь. Босоножки новые! Только в старых сандалиях как-то сильно приятнее. О, масло ароматическое – жасмин или грейпрут? Или уж прям шанель – чего она тут целый год стоит как предмет обстановки. Ну да ладно, стоит себе и стоит, бутылочка-то красивая.
В общем, волнительно. И весьма нечасто. И чаще не тянет. Я тут типа как Робинзон Крузо. С парочкой неотмытых Пятниц.

Бедный Китай

У нас тут вдруг оч оживилась версия от том, что Китай из короны хотел био оружие сделать, а оно сбежало. Когда эта байка вначале эпидемии появилась, я не поверила. По одной простой причине: это очень сложно. В смысле сделать хороший gain of function – это очень сложно. Gain of function – это когда какая-то хрень чего-то не умеет, а ты ее мутируешь, и потом она умеет. В данном случае, это летучемышиный вирус, который не умеет связываться с человеческим рецептором. А ты в нем мутируешь этот самый спайк-белок, который на поверхности, и у него получается прицепиться к человечьей клетке. Ну так вот, это очень сложно. Гораздо проще сделать loss of function, в смысле потерю функции. Это и народная мудрость даже говорит – ломать не строить.
Ну и вот, когда я услышала все эти байки, про то, что они там в Ухане промутировали этот летучемышиный вирус так, чтобы он связался с человеческим рецептором – я подумала, вряд ли. Не смогли бы китаезы так хорошо все сделать. А вот сейчас я смотрю на всю вылезающую инфу и думаю, как в анекдоте: Петров – это может.
Во первых Collapse )

Про РНКи

Модерна жжет. Этот мелкий стартап рванул вверх, как отросток баобаба - и заполнил тут все собой, будто мы даже и не земля, а планета Маленького Принца. А был себе стартап и стартап. Каких с кашей едят. Открыть стартап – дело нехитрое, на это нужно пара часов и двести баксов. Даже получить туда какие-то деньги – это посложнее, но тоже осуществимо. Правительство дает на стартапы гранты, болтаются по миру всякие инвесторы, желающие сыграть на пару-тройку тонн, в общем, деньги по миру где-то ходят, и загнать небольшое их колличество к себе в стартап – это реально. Ну и предмет – ну да, ну РНК.
Собственно, РНКовые исследования начались где-то в 90е, и никто тогда не думал про вакцину. Думали, что это классный способ заставить организм синтезировать какой-нибудь белок. К примеру, если его не хватает. Всем нам ведь чего-то не хватает, правда? Кому шариков, кому винтиков. Но вот если начать разбираться въедливо, чего там именно не хватает для счастья, обычно оказывается, что это Collapse )

Защитим уязвимых

Ну как вам еще объяснить, что мы должны заботиться о ближних, говорит глава нашей медицины доктор Фаучи. Профессор, это будет сложно. Вы повторяете нам это уже год, и я опасаюсь, что это кончится аллергией на альтруизм.
Мне б хотелось для начала, чтоб уязвимые сами о себе начали заботиться – ну так, для разгону. У меня вот, к примеру, есть очень пожилой папа, и я совсем не хочу, чтобы он встретился с ковидом. Он этого, кстати, тоже не хочет. И делает все, чтобы с ним не встречаться. Ходит на прогулки, заказывает еду по инету, решает уравнение, которое в молодости не дорешал. Вот всем бы нам найти какое-нибудь уравнение, которое мы в молодости не дорешали, и этим бы заняться. Мне говорят, что пожилым людям хочется социально-активной жизни, и поэтому мои пацаны должны перестать играть в бейсбол. Я не понимаю этого от слова совсем.
Да, молодые люди тоже бывают уязвимы, особенно если у них диабет и большой лишний вес. Они дают интервью журналистам и рассказывают, как много в их жизни значат еда и рестораны, и как они надевают маски и идут обедать в ресторан, несмотря на свой диабет. Я читаю про диабет, рестораны и маски, и мне хочется достать из шкафа дедушкину двустволку. Ничего, это неопасно – у моего дедушки двустволки не было.
Ладно, я за альтруизм. Но давайте тогда уже защищать всех уязвимых и ранимых. У наждого из нас есть ахилесова пята, не правда ли? Вот, к примеру, я. Я так думаю, мой век окончится в автокатострофе. 30 лет вождения как-то мало улучшили мой стиль. Один из моих постдоков дипломатично сказал, что я вожу «динамично». Дети жалуются, что когда я веду машину, их почему-то тошнит. Копы останавливают меня, чтобы проверить дыхалку, потому что трезвые машины так не ездят. В пьяном виде я тоже иногда вожу, потому что разницы все равно нет никакой. Ездить в общественном транспорте? – а у нас его нет. В общем, я абсолютно бездарный автомобилист - так почему бы всем прочим водителям на дороге не начать меня охранять, как уязвимую единицу. Я могу даже табличку повесить. Какие есть еще идеи – кто в нашем обществе уязвим, и как их надо охранять?

Так откуда же он взялся

Этот вопрос периодически выскакивает в прессе, как чертик из табакерки, а китайцы изо всех сил пытаются затолкать его обратно и прижать табакерку коленкой. Китайцы даже высказали мысль, что этот вирус ваще завезли в Китай из Америки. Или из Европы. А мало ли откуда. А с едой. А мало ли где есть мыши.
Но это все как-то не катит.
Collapse )

А вот очень изменился короновирусный тон

Раньше пресса кричала-надрывалась, что никак нельзя терять жизни, а мы вот теряем, а стадный иммунитет – это бесчеловечно, так что мы тут должны прижать уши в ожидании вакцин, залезть в щелочку и самовыпилиться.
Ну и вот. Вакцины есть, но есть и быстрые мутации вирусного генома, есть повторные заражения... а что, кто-то ждал другого? А почему? Вакцины дают частичный иммунитет, сколько он длится – ХЗ, но небесконечно. Вакцины во многих случаях предотвращат болезнь, но отнюдь не останавливают распрастранение. А что, должны были? А почему?
И пресса со вздохом признает, да, он останется с нами, этот вирус. А были сомнения? Да, говорит пресса, люди будут болеть и умирать. Ну да... а то бы они не умирали? Но мы будем стараться, говорит пресса, чтоб больницы не переполнялись, да чтоб умирало не так много. Ну дело хорошее, давайте стараться.
Народ вокруг начал потихоньку расслабляться. Вон соседский пацан потемпературил денек, а потом пошел себе в школу. И без всякого теста. Да его б полгода назад камнями закидали, чтоб не ходил тут вокруг да не распрастранял. В общем еще пара-тройка месяцев, и похоже замиримся мы с этим вирусом, чоужтам, нам же вместе жить. И начнем тогда воевать с кем-то другим.

Я категорически хочу в Мексику

И теперь это стало категорически никак. Ну, т.е. в Мексику уехать, конечно, можно. Проблема в том, что оттуда ведь надо будет вернуться. Чтобы вернуться домой, надо теперь делать тест на ковид за 3 дня до вылета. Ну да, вот я, конечно, поеду в Мексику, чтобы метаться по ней потом в поисках PCR. Мексика – это вообще не то место, где можно сделать что-то вот такое в какие-то заданные сроки. Мексика совсем для другого.
Смысл этого мудрого закона до меня так и не дошел. Вроде мы тут по вирусу почти что впереди планеты всей. Это мы тут сидим в своем чумном бараке почти без локдаунов. Это от нас вся Европа в ужасе закрывется на все засовы. Все варианты вируса, какие есть на земле, у нас в стране тоже уже обнаружены. Страна большая, вируса много. Ну так, казалось бы, чего тогда.
Старший ребенок утешает по телефону: ну, это они просто хотят показать, что они что-то делают. Хорошенькое утешение. И цирк с конями именно в том, что ребенок скорее всего прав. Ну потому что нет тут никакого другого смысла. И эта логика мне кой-чего напоминает: я в совке уже жила.
Можно, конечно, поехать в Мексику, понадеявшись на авось. Но, боюсь, я там так и застряну... и если честно, эта мысль меня оч привлекает. Уж если где-то застрять в ковид, так вот как раз в Мексике. Но вроде как есть же дети, и есть же работа... и как бы не застрять там аж до конца ковида... который вот вообще никак не просматривается, вот от слова совсем. Так что если я застряну в Мексике до конца ковида, так за это время дети уже вырастут и поедут в колледж, а работа тоже про меня совсем забудет... и в этом всем, пожалуй, нечто есть...

20 миллионов вакцин спустя

Модерна сказала, что кажется ее вакцина против южно-африканского варианта ковида как-то не очень. Но Модерна хочет оптимизма, поэтому она будет делать новый вариант вакцины, который лучше подойдет для южноафриканского варианта. Третьей дозой.
Американское здравоохранение сказало, а вы не охренели со своей третьей дозой. Нам и две-то никак не вколоть в человечество. Тем более у нас тут Пфайзер протух. Потому что на него холодильников не напасешься.
Пфайзер ничего не сказал. Правда, до этого он успел ляпнуть, что вирус меняется так быстро, что эти все вакцины будут действовать не больше года. Но потом он решил, что надо поменьше базара.
Астозенека пришла к такому же выводу, в смысле что меньше базара. И Астозенека решительно это объявила.
Германия сказала, что вакцина Астозенеки не очень-то действует на тех, кому за 65. И в таком случае нах она вообще нужна.
Мерк сказал что у него ничего путного не выходит, так что больше он этими вакцинами заниматься не будет.
Человечество тяжело вздохнуло, и сток маркет привычно споткнулся.

А в Мексике нет коронавируса

Так мне сказал мой инструктор по кайтингу. Чо, прям совсем нет, говорю? Ну, у нас тут в районе Канкуна нету, говорит, я не встречал. Еще бы ты встретил, думаю. Молодой здоровый парень, круглый год занимается спортом на океане. Да ты эту корону не заметишь, думаю, даже если она тебе запрыгнет прям на голову. Знаешь, говорю, а я эту корону у вас тут в Мексике как раз и подцепила в марте. Еще в первые дни, когда эту пандемию объявили только. Ну, не в Канкуне, правда, а в Бахе. Перепугался: что, правда в Мексике? Ну, может, конечно, и в самолете по дороге, говорю – это я его пожалела. Потому что по срокам-то как раз в мексиканском отельчике – там как раз все были с западного побережья понаехавши, с нашего первого очага. Ну и что, говорит, ну и как оно? Да мерзко, говорю. Но ты жива! – говорит. Ну, вроде да. А вот у меня, говорит, была чикангуйа...
Вот тут я посочувствовала. Чикангуйа – это вам не корона, она косит всех. Меня пронесло, но мелкие у меня переболели, и это был таки ужас-ужас. Пару дней в лежку с температурой под сорок, а потом еще несколько дней суставы болят и не гнутся. И никаких лекарств от нее нет. Но чикангуйа никого не парит, и никто от нее лекарств не ищет. Во-первых она не заразная, а переносят ее комары. Тропические зловредные комары. Но приличных людей эти комары не кусают, поскольку водятся они близко к тропикам, в диковатых местах, где много зелени. А приличные люди, если и ездят в тропики, то сидят в приличных отелях без комаров, а где попало не шастают.
Как-то мне это напомнило, что за пределами европейско-цивильного мира болезней всяких – что грязи. И комары есть смертоносные, и клещи, и еще столько разных патогенов и прочей нечисти. И абсолютно никто не озабочен поиском панацеи от этих всех неприятностей. В общем, если живешь в Мексике и шляешься по разным диковатым местам, то таки да – корону можно и не разглядеть.